По мотивам двух проповедей…

Вот и началась последняя неделя перед постом, а, значит, неизбежно перед верующими встают гастрономические вопросы, которые часто даже опережают духовные: а кальмаров есть – это благочестиво? А если я умираю — не могу жить без конфет? Ах, можно пастилу – ну, тогда живы будем! А уж что начинает твориться в последние дни – это вообще сложно себе представить, хотя, почему же сложно, частенько «логика» такова: надо успеть «оторваться» и съесть все то, что еще позволяется! А уж блинчиков-то успеть поесть обязательно надо! И мало кто подумает, чтобы этим мясом или этими же блинчиками, например, накормить голодных – тех, кому вообще нечего есть, кто рад найденной сухой корке хлеба у мусорного бака. Вряд ли, конечно, после этой статьи кто-то бросит свои дела и кинется искать голодных и страждущих, но если такой человек встанет на твоем пути, может, кто-то не пройдет мимо.

Ведь прошедшее воскресение значилось в календаре не только как последняя возможность поесть мяса перед долгим-долгим Великим постом, это же еще и начало недели о Страшном Суде – дне, когда Господь вынесет окончательный вердикт о нашей жизни, даст оценку всем нашим словам, делам и поступкам. Как это будет – мы читали в Евангелии: Он не спросит, сколько мы вычитали канонов, с акафистами или без, Он спросит, накормили ли мы Его, голодного, напоили ли алчущего, одели нагого, посетили ли больного и заключенного и добавит: «…истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». (Мф. 25:40).

Что еще интересно, эти слова Господь произнесет как ответ на вопрос: «Когда мы, Господи, видели тебя больным, нагим, голодным?». То есть оправданными будут те люди, для которых сострадание – естественное свойство души, поэтому и совершают они добрые дела привычно, не замечая этого, для них это уже как насущная потребность. Я вот, к сожалению, знаю, что у меня такого устроения души пока нет, но вспоминаю слова одного батюшки, что все начинается с поступков: чем больше ты будешь понуждать себя на добрые дела, и чем быстрее про них стараться забывать – тем скорее Господь в сердце все устроит.

Ну, а, возвращаясь к гастрономическим вопросам и масленичной недели, приведу под конец один жизненный анекдот:

Одна женщина исповедуется:
— Батюшка, я в строгий пост конфетку съела.
Батюшка:
— Угу.
Она:
— Батюшка, я осудила.
Батюшка, вздохнув:
— Лучше бы ты еще одну конфетку съела! (с)

Напомню известное, но часто забываемое правило, что ограничение в пище – это ведь только помощь нам в духовных трудах, потому что главный «продукт», который категорически запрещено есть в пост – это люди. Лучше есть конфетку, молоко или даже мясо, если ты при этом не будешь «есть» людей, т.е. не будешь их обижать, критиковать, осуждать, то Господь, наверняка, простит даже лишнюю конфетку в грядущие постные дни.

А что касается масленичной недели – это же вообще чудное время! Время, чтобы напечь вкусных блинчиков и отправиться в гости к тем знакомым и друзьям, с которыми в отношениях успели возникнуть трещинки, обиды, взаимные разочарования, таким образом, перед Прощеным Воскресением распрощаться со всеми обидами и с чистым сердцем вступить в строгие дни Великого поста.

Просмотров: 2 965