Роль женщины в семье, обществе и церкви

архимандрит Клеопа (Илие)

Поучения сердца моего

Рассказы

Роль женщины в семье, обществе и церкви

Как-то был я приглашён в монастырь Вэратек, куда съехались представители экуменического совета из Женевы,1 и там мне велели сказать что-нибудь о роли женщины в семье, обществе и Церкви.

Я подумал о проповеди святого Иоанна Златоуста «О попечении женщины, её покорности мужчине и почтении к нему» из «Раздаяния жита»2. Во-вторых, я вспомнил об обязанностях диаконис из «Литургического тезауруса» Бади Чирешану.3 Затем, тоже в связи с этой проблемой, вспомнил о «Бытии» – это слово святого Иоанна Златоуста о том, почему Бог назвал женщину помощницей мужчины4: ибо нехорошо человеку быть одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт. 2, 18). И так я сымпровизировал несколько идей, после чего стал набрасывать проповедь.

Я думал, что если их собирается столько богословов и профессоров, то, может, они будут говорить после службы. Но вот после службы мы все направились в официальный корпус монастыря. Повели нас туда под пение хора, как у них водится. И митрополит Ливанский сказал мне через переводчика:

– Ты Клеопа (Илие)?

– Да.

– Ты будешь выступать перед нами на конференции.

– Да будет воля Божия.

Митрополит Ардяльский Антоний5 начинает рекомендовать меня всему народу, а один епископ представляет меня на английском языке. Я, и по румынски-то не знающий как следует, сказал им:

«Преподобная мать настоятельница, благочестивые отцы, господа советники, монахи и возлюбленные братия. Я был приглашён сюда, чтобы служить и произнести слово. Но знайте, что сегодня перед вами говорит с этой трибуны простой пастух. Не ждите от меня чего-то великого. Я пас монастырских овец чуть ли не до вчерашнего дня вот там, на одной горе, и не поражу ваш ум ничем из того, что вы от меня ожидаете. Потому что я учился тому, как пасти овец, и моя квалификация – это засолка брынзы, уход за овцами, всё, что положено делать чабану.

Я монах только по имени. Потому что случилось так, что я был наречён монахом, но монахом я не был никогда в жизни, ибо сделаться монахом – это великое дело. Как я могу говорить перед людьми, что я монах, когда я перед Богом не таков? Монах должен быть Ангелом во плоти, а не так, жить той грубой жизнью, какой я живу в грехах и немощи! Я назван монахом и несу также этот обет, помимо других, – оказывать послушание. Поэтому попытаюсь, в силу этого обета, сказать вам кое о чём.

Вы говорили мне, чтобы я рассказал о роли женщины в семье, обществе и Церкви. Чтобы произнести эту проповедь, нужно взять историю мира с самого начала. Бог создаёт человека двуполым, то есть мужчину и женщину. Но Его премудрость бескрайняя, создавшая всё превыше ума человеческого, не наделила ни женщину мужскими качествами, ни мужчину женскими, чтобы только встречаясь вдвоём они составляли целого человека.

И сотворил Бог человека, мужчину и женщину сотворил их (ср.: Быт. 1, 27). Не сказано ли так в книге Бытия? И божественный Иоанн Златоуст говорит: «Вот что сказала Премудрость бескрайняя: не хорошо человеку быть одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт. 2, 18)».

Да, женщина равночестна мужчине, но только по природе, а не по положению. Когда Бог привёл её к Адаму, то сказал ему:

– Как её зовут?

– Жена. Это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего (Быт. 2, 23).

Вот в этом женщина равночестна мужу – поскольку она кость и плоть мужняя и взята из ребра его, а не по своему положению. Ибо Бог наказал Еву сразу же, ведь она протянула руку первой. И первую епитимию Он дал ей:

– Зачем ты сделала это? За то, что ты протянула руку и ела, умножая умножу скорбь твою и в болезни будешь рождать детей. – А второе наказание: – К мужу твоему влечение твоё, и он будет господствовать над тобою (ср.: Быт. 3, 16)».

Не по нраву им пришлось сказанное мною, ведь там было несколько женщин. Когда я отзывался о них хорошо, они аплодировали, а если нет, то наклоняли головы.

«Вот что, – сказал я им. – Какой бы образованной ни была женщина, она должна быть покорна мужу. Ибо муж – глава жены, а Христос – глава мужа (см.: Еф. 5, 23). В этом порядке заключается иерархия в семье.

Вот как обстоит дело. Жену Бог поставил помощницей мужу. Потому и говорит святой Иоанн Златоуст: «Жена – пристань для мужа»6. Муж, бедняга, приходит домой усталый, он несёт огромные нагрузки в обществе, руководит войсками, ведёт войны; несёт большую ответственность на предприятиях, в государстве, правительстве и приходит домой усталый. А жена должна быть для него пристанью. Она должна уметь всегда встречать его добрым словом с кротостью, приготовить ему еду, привести в порядок одежду, провести его, встретить, когда он приходит откуда-нибудь. Она всегда должна обеспечивать покой мужу, потому что она помощница ему.

Но самая главная миссия женщины в семье не та, чтобы готовить мужу еду и одежду. Самая главная миссия женщины в семье, её роль – быть матерью! Боже сохрани от женщины, которая хочет избежать болезней рождения! Потому что первой епитимией ей за то, что она согрешила, была эта – в болезни будешь рождать детей (Быт. 3, 16).

Святой Иоанн Златоуст говорит: «Если ты будешь бежать от боли рождения, то угодишь в боль вечную – боль адскую. Бог в меру установил сладость совокупления с болью рождения. И ты, если убегаешь от боли, ища удовольствия, угодишь в боль вечную». Так мы читаем в книге «Раздаяние жита», в «Слове к мирянам», где написано, какими должны быть жених и невеста, вступающие в брак.

Не убегай от боли к удовольствию, то есть чтобы только жить с мужем, а детей не рожать, ибо отправишься в боль вечную. Ибо если будешь убегать от боли к удовольствию, то попадёшь в руки и объятия ада вечные, ибо ты не желаешь боли, назначенной тебе Богом здесь, а хочешь жить в удовольствии и умерщвлять детей.

Не дай Бог! Лучше бы было не родиться женщине той, которая умерщвляет своих детей. Потому что это грех против Духа Святого.

Затем, где Бог должен был найти для младенца лучший приют, чем во чреве его матери? А ты вырываешь его оттуда, и бросаешь собакам, и убиваешь его? «Какая змея, – говорит святой Ефрем Сирин, – какая львица, какая медведица умерщвляла когда-нибудь своих детей? Аты, существо разумное и словесное, поступаешь хуже диких зверей, если дошла до того, что убиваешь своих детей»7.

Пойди в лес, может, встретишь там кабаниху с её выводком. Я жил в лесу – я ведь провёл девять лет и семь месяцев в одиночестве в этих лесах – и вот как-то встретил кабаниху с поросятами в горах на Поляне Краюлуй. Я был там один. И вот когда я столкнулся с ней нос к носу, то, Боже упаси, повернул назад; там у меня была ель, и я повис на ней. Она молнией бросилась за мной. Если ты тронешь её поросёночка, она тебя в клочки разорвёт; ты тогда покойник. Их даже охотники боятся. Так защищает своих поросят дикая свиноматка. И только матери-христианки убивают своих детей!

Таковы законы естества, данные Богом: мать должна защищать своих детей. И чтобы разумный человек был хуже всех зверей и скотов и умерщвлял своих детей? Горе таким матерям! Не дай Бог! Все грехи тяжки, но этот тяжелее всех. Потому святые отцы наказывают его так тяжело».

И я сказал им тогда в Вэратеке: «И апостол Павел – эти Христовы уста, этот сосуд избранный – так говорит, говоря о женщине: жена спасётся через чадородие (1Тим. 2, 15). А божественный Златоуст, следуя за святым апостолом Павлом в своих толкованиях, говорит: «Женщина, если она умирает при родах, умирает на жертвенном алтаре. Она мученица!»

Именно поэтому Церковь перед родами готовит женщину к смерти. Она может быть запрещена и на 30 лет в Причастии, но если она беременна, ты уже не можешь запретить ей причаститься. Ты исповедуешь и причащаешь её перед лицом смерти; ибо особенно для молодых боли рождения сравнимы с адскими. Вы не слышали, что говорится в Псалтири? Тамо болезни яко раждающия(Пс. 47, 7).

Есть и такие, которые умирают в болях рождения. Поэтому Церковь через божественных отцов, просвещённых Духом Святым, говорит: «Женщина беременная разрешена и подготовлена к смерти», – потому что многим случается умереть; поэтому она не запрещает её в Причастии. А если случится, что она умрёт, то она полагает жизнь свою за ребёнка, она мученица; ибо так научил нас апостол. За боль Бог прощает ей все грехи, и она – мученица.

Приходит ко мне недавно одна женщина и говорит:

– Батюшка, у меня психическое расстройство, и врач сказал, что мне нельзя рожать. Разреши мне сделать аборт.

– Иди отсюда, убийца! Ты пришла сюда руководить мной, учить попа грамоте? Ты хоть тысячу раз умри, стань мученицей, но только исповедуйся и причастись. Кто тебе сказал такое безумство? Откуда ты пришла? Чтобы я разрешил тебе совершить убийство?

Ну вот такой разговор был, потому что если женщина умирает при родах, она умирает при исполнении своего священнейшего долга на земле – быть матерью».

Затем, поговорив о роли женщины в семье, я показал, что эта её роль заключается не только в том, чтобы рожать детей, ибо и животные рожают; но ещё нужно вырастить их в страхе и наказании Божием. И в этом труде должен участвовать и муж, а не одна жена, ведь они оба сотворили ребёнка. Ибо если детей не воспитают в страхе и наказании Божием, то горе им – сколько же трудностей им встретится в жизни! Они ведь становятся зверями, а не детьми.

Затем я перешёл к роли женщины в обществе.

«Вот посмотрите! Апостол велел женщине в церкви молчать (см.: 1Кор. 4, 34), однако в обществе она может занимать должности наравне с мужчиной». И привёл им пример:

«Если бы сейчас на нас опустилась тьма кромешная, и у нас не было бы ни единой свечи, ни одного фонарика или лампочки, а в это время благотворящая рука поставила бы вот здесь свечу посреди нас, тогда все возрадовались бы, что появился луч света. А эта свеча, стоящая тут, поставленная на служение всем, она говорит? Не говорит! Она молчит, но совершает два дела на пользу всем – жертвует собой и светит.

Доставляя нам пользу и светя стольким людям, она жертвует собой, и начинает таять мало-помалу, и сгорает, пока огонь не дойдёт до подсвечника. Два дела она делает молча, говорит святой Иоанн Златоуст, – молчит светя и жертвует собой молча. Это и есть роль женщины в обществе.

Женщина на своём рабочем месте, где её поставил Бог, если она чиста, если она верна, если добросовестна, трудолюбива, благоразумна во всём, если она во всех проблемах участвует, то ей не надо проповедовать, ибо за неё проповедует сама её жизнь.

Здесь исполняется то, о чём сказал святой Фалассий Ливийский: «Ты молчи, пусть говорят твои дела!» – или: «Упрекай и запрещай ближним своим силой дел, а не многословием!»

Таким образом, она – свеча на свещнике для общества и для всех, кто её видит, слышит и понимает, потому что она добросовестна во всех вопросах. Поэтому женщина – свеча на свещнике общества, если на своём рабочем месте имеет все те качества, о которых я сказал, выше».

И я перешёл от роли женщины в обществе к её роли в Церкви, потому что тогда приехали и те, которые намеревались рукополагать женщин во епископов и священников. Было также и несколько протестантских наблюдателей.

«Теперь о роли женщины в Церкви, что вам сказать? Я слышал, что протестанты дошли до апогея безумия. С вами говорит чабан; и если кто обидится, то так и быть, пусть заберёт себе мои лапти и башлык8. 5000 лет тому назад Бог установил священство через Мосиея, Аарона и сынов Левииных и ни разу никому не давал повеления рукополагать женщин.

Может, вы слышали о диаконисах: представляю вам Фиву, сестру нашу, диаконису церкви Кенхрейской (Рим. 16, 1). Но, – говорю я, – вы задавались вопросом о том, какие служения были у диаконис? Может, вы оттуда набрались дерзости, что-бы производить в диаконы женщин? Вы думаете, что диаконисы, которые перестали существовать в Православной Церкви в IV веке, имели то же служение, что и диакон?

У этих диаконис было семь служений в Церкви. – Я назвал им там обязанности диаконис: – Они помогали при крещении женщин, ухаживали за больными в больницах, носили Причастие больным женщинам, прислуживали на трапезах-агапах и т.д. Но они никоим образом не имели хиротонии, как говорит об этом 19-е правило I Вселенского Собора: «А хиротония у диаконис нам неведома, но только хиротесия»9.

Что такое хиротесия? Хиротония совершается в алтаре, а хиротесия – вне алтаря. Есть одна-единственная архиерейская молитва, которая читалась в прежние времена и читается сейчас над низшей иерархией Церкви, над низшими служителями, каковыми были вратарники, чтецы, певчие, анагносты, иподиаконы, хартофилаксы10 и т.д.

Все они имели ту же хиротесию, или благословение, что и диаконисы, – были уполномочены прислуживать, помогать в храме. Одни присутствовали при отпеваниях, вратарники держали посохи в руках, и когда звучало: «Оглашенные, изыдите»,– они выводили из храма катехуменов, ещё не крещёных».

Я описал им их служения. «Но хиротония и хиротесия – это не одно и то же! Хиротесия – это малое освящение, которое преподается низшим служителям, а высшие служители – диакон, священник и архиерей – получают хиротонию в алтаре. Между тем и другим большая разница.

Не подумайте, будто диакониса возносила ектении, как диакон, или читала Евангелие народу, или целовалась со священником и причащалась у святого престола, как делают это клирики. Никоим образом!

Апостол Павел сказал так: «Вдову, которая не выходит замуж, да питает церковь. Которая же выходит замуж, не грешит, но лучше ей оставаться так» (см.: 1Тим. 5; 1Кор. 7, 8). Этим женщинам, вдовицам и больным, не имеющим мужа, Церковь помогала через диаконис.

Они ткали ковры для храма, завесы, изготавливали свечи, облачения для священников, наводили чистоту в алтаре. Они служили Церкви, а Церковь заботилась о них.

Иосиф Флавий, великий историк, показывает нам, что в храме Соломоновом было так. Вокруг большого храма имелись дома для тех, кому предстояло хранить девство до 30 лет, а потом они могли вступать в брак. Выше располагались девы церковные, которые давали обет проводить свою жизнь в чистоте до самой смерти. Затем были ещё вдовы церковные. И были ещё некие люди наподобие монахов, так называемые терапевты.

Эти диаконисы вели учёт дев и вдов в епархии. Они говорили епископу, скольким женщинам они помогают во всех храмах, и им предоставлялась помощь. Это было первым служением диаконис.

Второе служение диаконис – они знали, сколько дев имеется в Церкви. Во времена великих гонений не было монастырей, где на вершине купола сиял бы крест, били бы в било и звонили в колокола: Церковь обитала в катакомбах. И если девица в родительском доме решалась хранить девство ради Христа, то родители разрешали ей. Они устраивали ей келийку с иконами, чтобы она там молилась, и она пребывала всё больше в посте и молитвах. Как это было и со святой великомученицей Варварой.

Кто знал число этих дев, посвятивших Христу свою жизнь в святости? О них заботились прежде всего диаконисы, а затем местный епископ, который постригал их в монашество. До VI века священнику нельзя было постригать в монашество, дев посвящал епископ. Он шёл в их дома, постригал и принимал от них обеты на глазах у родителей, ведь тогда не было монастырей, где он мог бы совершить постриг перед алтарём. Это было вторым служением диаконис.

Третьим их служением были катехизация и крещение женщин. Поскольку диаконы и священники имели помазание святым и великим миром, то они ставили диаконис, с их благословения, помазывать миром женщин, катехизировать их, учить их Символу веры и закону Божию. А при одевании и раздевании крещаемых весьма прилично было присутствовать женщинам, и это были диаконисы.

Четвёртым их служением была милостыня. В Церкви собирали милостыню для нищих и несчастных и для тех, кто просил о помощи или нуждался в ней. Диаконисы должны были знать, где раздавать эту милостыню и кто в ней больше всего нуждается, чтобы доложить об этом епископу.

Пятым служением диаконис было наведение чистоты в алтаре и снабжение его всем необходимым. Они снабжали алтарь ладаном, смирной, елеем, восковыми свечами, проводили уборку в алтаре, не прикасаясь к святому престолу, святому жертвеннику, как это делают и сейчас монахини. Ведь потом их место заняли именно монахини, и больше не было потребности в диаконисах.

Шестое служение диаконис. По праздникам и воскресеньям, когда все выходили из храма, накрывался общий стол, как водилось тогда. Диаконисы выходили на улицу и собирали женщин, чтобы катехизировать, учить их. Они читали им Святое Евангелие.

Седьмое служение диаконис. Они следили за порядком в храме, чтобы мужчины стояли с правой стороны, а женщины – с левой в следующем порядке: самые старые – впереди, самые седые – за ними, а кто помоложе – те позади всех, и чтобы оставалась дорожка, по которой христиане могли бы пройти, чтобы приложиться к иконам, передать дар в алтарь.

Вот какие служения были у диаконис, но не так, чтобы ты облачал их в стихарь и поручал им возносить ектении. Это величайшее безумие. Не было такого никогда. Вы только задумайтесь: в истории святых апостолов, в истории евангельского благовестил мы ни разу не встречаем такого, чтобы апостолы когда-либо рукополагали какую-нибудь женщину. Если были святые жены-мироносицы, то у нас есть их неделя после Пасхи, и они почитаются как равноапостольные, каковыми были Мария Магдалина, Мария Клеопова, Мария Иакова Малого, Саломия, Максимилия, Иуния, Иулия, Марфа и Мария и другие святые жены-мироносицы, равноапостольные.

Как бы велики они ни были, но апостолы не смели рукополагать их. Не сказано, чтобы они рукоположили Марию или какую-нибудь другую мироносицу. Они умерли мученицами, умерли исповедницами Христовыми и именуются равноапостольными, ибо первыми возвестили Воскресение и следовали за Спасителем до самой Его смерти и Воскресения, но Евангелие никоим образом не говорит, чтобы какую-нибудь из них рукоположили. Церковь почитает их наравне с апостолами, но не как диаконов или священников».

1  То есть Всемирного Совета Церквей.
2  Старец Клеопа говорит о румынском сборнике избранных проповедей свт. Иоанна Златоуста «Impartirea de grâu». Названная проповедь св. Златоуста взята из 20-й Беседы святителя на Послание к Ефесянам.
3  Речь идет о словаре «Tezaurul Liturgic». Его составитель Бадя Чирешану (1859–1919) – профессор, выдающийся румынский богослов-литургист.
4  Это Беседа 15 на книгу Бытия.
Почётный член Румынской Академии наук Антоний (Плэмэдялэ; 1926–2005), митр. Ардяльский в 1982–2005 гг., был верным духовным чадом старца Клеопы, который в начале 1950-х гг. спас его, молодого человека, от органов безопасности, за что после сам вынужден был долгое время скрываться в горах.
Ср.: Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Беседа 38. § 7. С. 422.
Ср.: Прп. Ефрем Сирин. Слово 79. На лукавых жён. С. 59.
 Башлык – суконный остроконечный капюшон, надеваемый в непогоду. См. во вкладке фото «Старец Клеопа на монастырской овчарне».
Ср.: Книга правил. С. 40.
10  Анагност – причетник вообще, чтец; служитель, низший иподиакона,иподиакон – служитель Церкви, низший диакона, хартофилакс – «хранитель бумаг».
Просмотров: 68