Слово на Успение Божией Матери

Протоиерей Ливерий Воронов

Слово на Успение Божией Матери

1956 г.

Во имя Отца и Сына и Св. Духа!

«О дивное чудо! Источник жизни во гробе полагается и лествица к небеси гроб бывает…»

Такими сладкозвучными словами своего песнопения Св. Церковь Христова привлекает ныне наше внимание к священному и славному событию преставления Пресвятыя и Преблагословенныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии.

Она внушает нам с благоговением и трепетом сердечным созерцать дивное чудо, великое таинство веры, она возводит наш христианский смысл к высотам, едва доступным для разума, к пониманию сокровеннейших предначертаний Божиих, лежащих в основе домостроительства нашего спасения.

Есть замечательное соответствие, как бы глубокая внутренняя связь между двумя наиболее почитаемыми Церковью Богородичными праздниками, а именно преславным Благовещением о зачатии и воплощении от Приснодевы Марии Бога-Слова, Господа нашего Иисуса Христа, и всечестным Успением Пресвятыя Богородицы.

И Благовещение, и Успение отмечены знаками величайшего благоволения Божия к Деве Марии. Там архангел Гавриил вещает Ей святыя «благовещения глаголы» и вручает, как Избраннице Божией, ветвь с благоухающими райскими цветами. Здесь тот же архангел Гавриил благовествует Ей радость скорого отшествия к возлюбленному Сыну и Господу и вручает, как Царице и Владычице, светоносный скипетр царский.

И Благовещение, и Успение суть события дивного прославления и возвеличения Пресвятой Девы Марии. Там Она удостоилась откровения о предназначении быть Матерью Господа. Здесь Она возвеличена как Царица неба и земли «всех тварей небесных и земных высшая явльшаяся».

И Благовещение, и Успение суть вместе с тем моменты, отмечающие начало великого и преславного служения Пресвятыя Богородицы делу нашего спасения. Там Она готовится принять в Свои «благоплодныя ложесна Предвечнаго Бога-Слова и исткать от чистых и девственных кровен Своих багряницу Плоти Эммануила. Здесь Она уготовляет Себя к неустанному подвигу вечной и неусыпной Печальницы и Ходатаицы пред Правдой Божией за весь усыновленный Ею род христианский.

И Благовещение и Успение суть праздники, исполненные радости и духовного торжества. В день Благовещения Св. Церковь вдохновенно возглашает всем верным:

– Играйте ликовствующе, с веселием воспойте: Гавриил Деве радость приносяй предста…

А в праздник Успения вселенская радость звучит в богодухновенных словах похвальных гимнов и песнопений:

– В славном Успении Твоем небеса радуются, и ангельская возрадовашася воинства. Вся же земля веселится, песнь Тебе исходную провозглашающи…

Но как же совместить радость с воспоминанием о кончине? Можно ли радоваться около гроба? Разве не свойственно нам сетовать и печалиться о дорогих нам умерших, воздыхать и плакать о невозвратимой утрате, и подчас и рыдать безутешно от острого ощущения наступившего одиночества?

Да, дорогие мои. Уместно нашей немощи и сетовать и печалиться у гроба близкого нам и такого же немощного, как и мы, человека. Уместны и слезы наши о дорогих нам умерших, хотя и неуместны горькие и безутешные, надрывающие душу рыдания. Уместна наша скорбь и наши слезы потому, что в смерти близкого нам обыкновенного человека открывается страшная и величественная картина мздовоздаяния, от которого не укроется ни одна живая человеческая душа. Вот смерть, как первое и неотвратимое возмездие за грех, сковала беспробудным сном тело близкого человека. Еще вчера он был вместе с нами, а теперь удалился в иной, загробный мир. Вчера он слушал нас, беседовал с нами, а ныне… готовится предстать пред Господом и услышать Его праведное и нелицеприятное определение. Вчера он был благообразен и светел лицом, а сегодня лежит бесчувственный, не имеющий вида ниже доброты, готовый возвратиться в землю, из которой был взят…

Но если бы мы всем сердцем своим (а не разумом только) верили в грядущее воскресение мертвых, если бы жизнь наша вся была посвящена подвигам чистоты и благочестия, приличным высокому званию христианина, если бы твердая надежда на неизреченное милосердие Божие постоянно окрыляла наш дух, стремящийся горе, то и у гроба простого человека, родного и близкого по прошедшей совместной жизни, мы вели бы себя по-другому. Не рыдания звучали бы тут, а тихие слезы, растворенные радостной надеждой, лились бы из очей наших; не грусть и печаль, а предощущение радостной встречи и успокоения в селениях праведных наполняло бы и освещало душу. Но увы, дорогие мои, как далеки мы от этих истинно христианских чувств.

… Но здесь, у Живоприемного гроба Пречистой и Пренепорочной Девы Марин, нет места ни скорби, ни слезам печали и сетования.

Конечно, и Апостолам грустно было подумать, что уже завтра не увидят они пресветлого лика Той, Которая, после Божественного Сына Своего, их Учителя и Господа, была их единственной отрадой и утешением. Конечно, и на их очи набегала слеза, свойственная человеческой немощи.

Но озаренные Духом Святым, посвященные в тайны Божиих предначертании, ясно понимали они, что Ей, Госпоже и Царице неба и земли, от века предназначенной к высокому служению у Престола Царя Славы, уже не место здесь, среди них, в этой убогой горнице, на этой бренной и грешной земле с ее треволнениями и суетой.

Они уже как бы созерцали Ее в неизреченном величии и Славе, превознесенную выше всех существ, земных и небесных, предстоящую пред Богом и простирающую Свои богоносные руки, молясь за весь человеческий род.

Провожая Ее, они чувствовали и то, что радость общения с Нею не только не умалится после Ее кончины, а, напротив, лишь возрастет и укрепится по силе Благодати Божией, что и Она «не оставит мира во Успении Своем», как и Господь не оставил их сирыми, но пришел и вселился в них, чтобы уже никогда не разлучаться с ними, возлюбленными и дорогими Его сердцу.

Они ясно ощущали, что, подобно Живоносному Гробу Господню, ставшему величайшей Святыней христианства на все времена, и Живоприемный гроб Богоматери будет неистощимым источником святыни, от которого все ищущие спасения всегда будут черпать благодатные силы для борьбы с грехом и страстями, для исполнения заповедей Христовых, для стяжания бесценных сокровищ вечной жизни.

О дивное чудо! Источник жизни во гробе полагается!

Та, которая Святостью, смирением и всеми нетленными красотами духа превзошла Ангелов и Архангелов, Херувимов и Серафимов; Та, Которая первая из людей исполнила, как верная Раба Господня, волю Божию во всей полноте и совершенстве, Которая, воистину, явилась Венцом творения и искупления, Та, Которая даровала жизнь Своему Творцу и Господу и «Начальнику жизни нашея»… благоволит ныне, в подражание возлюбленному Сыну Своему, приобщиться смерти, успокоиться на малое время сном отдохновения от земных трудов, подвигов и страданий.

Умирая, Пресвятая Дева удостоилась величайшей чести от Господа. Она видела Божественного Сына Своего, пришедшего к Ея смертному ложу во славе Своей со всеми небесными Силами, чтобы принять в пречистые руки Свои Ее пренепорочную душу. И в этот же преславный момент Своего прославления Она думала не о Себе, но о Господе и о нас грешных и о нашем спасении. Ибо первыми Ея словами, обращенными к Сыну Ея, были слова молитвы: «Тех, которых Ты дал Мне, сохрани во веки».

В этих дивных словах Приснодевы Марии весь мир христианский обрел непоколебимую уверенность в том, что предстательством Богоматери будет спасен и помилован всякий кающийся грешник, прибегающий к Ее милостивому покрову и заступлению.

От момента Своего преселения на небо, последовавшего на третий день после Успения, Пресвятая Богородица, согласно верованию и учению Св. Православной Церкви, денно н нощно предстоит у Престола Божия и дерзновенно молится о нашем спасении.

«Она, – говорит великий Российский святитель Димитрий Ростовский,– ставши между Богом и грехами нашими, как посредница, не пускает проходить пред Бога грехам нашим и гласом Своих молитв за нас отражает гласы грехов наших смертных, вопиющих на ны к Богу».

Вот что значат слова: «…и лестница к небеси гроб бывает»!

Через спасительные Страдания и славное Воскресение Христово мы удостоились многих и неизреченных благ: усыновления Богу Отцу, получения благодати Св. Духа, прощения грехов наших.

Через преславное Успение, воскресение и преселение на небо Пресвятой Богородицы мы обрели непостыдную надежду на то, что все эти блага действительно будут усвоены нам силою и действием Св. Духа, что Спасительная Жертва и Крестные заслуги Христовы не останутся тщетными для нас по причине безмерного множества грехов наших.

Мы уповаем, что предстательством Богоматери Господь исцелит наши души, укротит нашу своенравную и строптивую волю, пленит наш разум «в послушание Христово» и Ему одному ведомыми путями приведет нас к спасению и жизни вечной. И если со своей стороны мы потщимся принести Господу в дар наше смирение в подражание всецелому смирению Пресвятой Девы, то это упование без всякого сомнения не посрамит нас.

Как же нам не радоваться, не ликовать духовно в этот спасительный день праздника Успения Пресвятой Богородицы, как же не умиляться, взирая на всечестный и божественный образ Ея, как не приклониться перед Ее безмерной любовью к нам, недостойным.

Да преисполнится же и наше сердце чистой и благодарной ответной любовью ко Преблагословенной Владычице нашей Приснодеве Богородице и в преизбытке этой любви да воскликнут уста наши вместе со всею Святою Православной Церковью Христовой:

«Благодатная! Радуйся. С Тобою Господь, подаяй мирови Тобою велию милость». Аминь.

Просмотров: 25