Снежные картины в Свято-Иннокентьевском храме

Новая папка

— А ты заметила, какая у нас теперь красота на приходе? – махнул отец Олег рукой в сторону огромных сугробов.

Меня не было две недели, и за это время в храме явно появился какой-то энтузиаст-художник: бесформенные снежные завалы на территории храма местами превратились в двухъярусную зубчатую стену, по краям украшенную огромными снежными шарами, а там, где высота снега была больше – сугробы были ровно срезаны с одной стороны, и на срезах красовались то огромные резные кресты, то оливковые ветви, то причудливый орнамент, переплетенный с виноградной лозой. Чуть в стороне я нашла и небольшую пещеру, одна из стенок которой уже стала превращаться в «кирпичную» кладку.

— Видела, конечно, а чьих это рук дело?

— Ну, а сама как думаешь?

— Наверное, у нас появился творческий прихожанин? Нет? В пономарях вдруг проснулся художественный дух? Правительство края решило постараться в связи с установкой таблички «военный памятник» рядом с храмом? Снова нет? Тогда сдаюсь!

— Это наш помощник по уборке территории, бывший бездомный.

— Да, ладно? – не смотря на то, что за годы существования нашего центра реабилитации бездомных я уже успела узнать, что на улице из-за непредсказуемых обстоятельств могут оказаться самые разные люди — вовсе не всегда тунеядцы и разбойники, все-таки, когда видишь, что, не смотря на сложную жизненную ситуацию, они находят еще время на творчество, это впечатляет.

Я еще немного побродила, разглядывая снежные полотна и решила, что очень хочу с этим удивительным бездомным познакомиться.

— Бедный, как он у нас тут работал, — рассказывает мне Ольга Александровна, наша бабулечка-уборщица, — подхожу к нему, говорю, что же ты на голом снегу-то лежишь вырезаешь, давай я тебе хоть картонку или дощечку какую подложу. А он, да вы, бабушка, не беспокойтесь! Я же одет очень тепло! Но это правда, одет он всегда был тепло и чистенько.

— Был?

— Был. Я же его на постоянную работу уже устроил, — сообщил мне наш руководитель центра реабилитации бездомных Костя Ветренко, — в храме он только по выходным теперь. Лови, если нужен.

«Поймать» его удалось совсем недавно, и вместо ожидаемого мною мужчины среднего возраста в кабинет с опозданием на десять минут стремительно влетел совсем молодой парень. Худой, но, действительно, опрятно одетый. На шее из-под шарфа виднеется кусок татуировки.

Я даже растерялась. План нарисовать в статье душещипательный образ среднестатистического (только еще творческого) бездомного, волею злого случая оказавшегося за чертой и теперь, ценой невероятный усилий, возвращающегося обратно «в люди» рушился прямо на глазах.

— А сложно картины на снегу создавать? – спросила первое, что пришло в голову, после того, как мое первое удивление прошло.

— Неа, — машет рукой и скороговоркой отвечает он, — сложнее – из металла. Вот, это трудно…

Создавать полотна из металла, и фигуры дерева и снега Игорь научился еще в художественной профессиональной школе города Биробиджана. На улицах Хабаровска юноша оказался не волею злого случая, а по собственной вине, точнее, по ошибке молодости: увлекшись женской натурой и под влиянием горячительных напитков он просто истратил денег больше, чем требовалось для того, чтобы снимать жилье. Церемониться с парнем не стали — сразу же выгнали из места недавнего обитания, и так Игорь оказался в другой реальности. Почему не нашлось никого, кто бы ему помог, он умолчал, как и на вопрос о родителях лишь кратко бросил, что «пробивается сам».

Оказавшись в суровых условиях, Игорь духом не пал и обратился в один из центров помощи бездомным. Правда, центр этот оказался, по его словам, «шарашкиной конторой», где на труде бездомных просто делают деньги. Кормить там кормят, ночлег дают, а вот вернуться обратно к обычной жизни – не помогают. Пробыв там пару недель и разобравшись, где очутился, он снова стал искать, куда можно обратиться за реальной помощью. Так и оказался в «Надежде».

К своему новому положению юноша относится спокойно:

— Я знаю, почему так случилось. Когда я Бога начинаю забывать, Он мне всегда про Себя как-то так напоминает. Правда, я не православный, а иудей, но все равно… Синагоги в Хабаровске нет, так что приходится пока заходить в православные храмы.

Слава Богу, что не пришлось ему, как многим другим бездомным зимовать в колодцах и драться за территорию или кусок еды. Но ведь для этого и был создан наш центр – чтобы одна ошибка человека не смогла бы поломать ему всю жизнь. Сейчас Игорь устроился на постоянную работу в упаковочный цех. По творческой работе скучает и планирует к ней вернуться. Еще мечтает купить велосипед, палатку, и отправить в путешествие. Ну, а сейчас на выходных, если появляется время, украшает территорию нашего храма. А вот и его работы:

DSC03319 DSC03318 DSC03317 DSC03316

Просмотров: 484