Вербное воскресение. А что у нас в душе? «Осанна» или «Распни»?

«Освящаются ваия сия, окроплением воды сея священныя, во Имя Отца и Сына и Святаго Духа», — возглашает батюшка, а клирос радостно отзывается: «Аминь!». Уже накануне (в субботу вечером) в храме не протолкнуться, знакомые и не очень лица мелькают среди изобилия букетиков и отдельных веточек с пушистыми серыми почками — грядет праздник Входа Господня в Иерусалим, по-другому его еще называют Вербным Воскресением. Я думаю, многие представляют, что именно мы празднуем, но, все же, вкратце напомню.

После чудесного воскрешения Лазаря, Христос отправился в Иерусалим. Множество народа, собравшегося к празднику Пасхи, узнав про чудеса, которые Он сотворил, с ликованием, торжественными возгласами, с пальмовыми ветвями в руках идут встречать въезжающего в город на молодом ослике Господа. Люди устилали Ему путь верхними одеждами, срывали и срезали ветви пальмовых деревьев, бросая их на пыльную дорогу перед Христом. Во множестве совершенных чудес увидев могущество Иисуса, народ готов был признать в Нем долгожданного Царя, который наконец-то пришел освободить его от унизительного римского владычества. Но меньше чем через неделю, те, кто ликующе воспевал: «Осанна! Благословен грядый во Имя Господне, Царь Израилев!», словно обезумев, и забыв всю явленную Им любовь, сострадание и чудеса, наденут на Господа терновый венец, будут оскорблять, плевать, избивать до крови плетьми, и, из тех же деревьев сооружая крест, неистово кричать: «Возьми! Распни, распни Его!».

 

Тут надо вспомнить, что все евангельские события – это не просто история, они имеют к нам самое непосредственное отношение, поэтому не стоит поспешно осуждать современников Христа, внутреннее содрогаясь от произошедшего и думая, что, уж я бы точно так никогда не поступил, я же не зверь какой-то. Чтобы понять всё, произошедшее в последствии, надо разобраться, чем вызвана такая внезапная перемена народного отношения? Для этого просто посмотрим, кого и чего именно ждали люди. Кого? Обещанного Царя, который освободит богоизбранный народ от тягостного римского рабства, возвеличит и дарует им свободу, а вмеcте с ней власть, славу, богатство, роскошную, достойную жизнь – то есть, все то, что мы жадно ждем и по сие время. А что же Христос?

А Господь пришел  к нам возвестить совсем иную Благую весть: «Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был Предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда» (Ин. 18:36). Вместо ожидаемой свободы и материальных благ, Христом предлагаются новые, «неудобные» для фарисеев и книжников заповеди любви к Богу и ближнему, разом обнажающие их греховный образ жизни, пока еще скрытый под лицом показного благочестия.

Но вернемся в наши времена. Если вдуматься, то христианство, а в частности, Православие, с точки зрения обычного мира (и того, времен Христа, и нашего, современного) до сих пор остается очень неудобной религией. Ну, подумайте сами: богатства, счастья и здоровья в этой земной она жизни она абсолютно не гарантирует – всё, как Бог даст, причинили боль – терпи, смиряйся, ударили – другую щеку подставь, люби врагов своих, благословляй проклинающих и ненавидящих… в общем, заповеди какие-то странные, совершенно «неотмирные», а что взамен? Царствие Небесное? Так  это вообще что-то такое далекое и никому неизвестное, потому как «оттуда же никто не возвращался».

Уже потом, когда человек открывает для себя Бога, христианские Таинства, смысл соблюдения заповедей – духовных законов, а в душе у него воцаряется мир, словосочетание «Царство Небесное» перестает быть абстрактным набором слов. Но вот, проходят годы  в Церкви, и период, когда все давалось легко и просто, когда жила в душе Пасхальная радость, а молитва отзывалась в каждой клеточке тела, рано или поздно, заканчивается. Понимаешь, что за каплей радости стоит океан труда и молитвы, что ради счастья когда-то, где-то Там, надо отказать себе в чем-то земном прямо сейчас и здесь. И вроде выбор очевиден, но, тем не менее, через такое «не хочу» идешь даже на малые жертвы. Как же неудобно — снова себя в чем-то надо ущемлять! Часто со временем происходит то, что для собственного спокойствия мы просто собираем целый свод церковных правил, по которым очень удобно становится жить и даже верить. Я все правила выполняю, к Таинствам регулярно приступаю, добрые дела делаю – чем ни фарисей, т.е. простите, чем ни благочестивый христианин? Только что-то я по сути своей не меняюсь, милосердия не прибавляется, доброты, терпения, любви к ближнему. Раздражаюсь, осуждаю, обижаюсь иногда – ну, а  кто же без этого, ладно… Или не ладно? Совесть-то не молчит, вот же «неудобная» вера!

И вот, приходит день, когда у нас в руках букетики вербы с горящими в центре свечами – символом победы Жизни над смертью. Мы подошли к границе – к  Страстной неделе, на протяжении которой придется вместе со Христом пережить предательство, оскорбления, боль, одинокую Гефсиманскую ночь, страшный путь на Голгофу, позорную, мучительную смерть и… Воскресение.

До самого главного События осталась всего неделя, а в каком состоянии пребывает моя душа? Не знаю, как другие, я могу сказать только за себя – что Великий пост прошел, а многое так и не сделано, по лени и нерадению так и отложено на потом. Могу сказать, что грехов не убавилось, а наоборот – даже малое ущемление привыкшего к комфорту тельца привело к тому, что из души такая грязь и гадость выплыла наружу — Господи, помилуй! Я не буду призывать всех в срочном порядке совершать героические поступки в оставшиеся дни, просто давайте попробуем своими повседневными делами и словами, пусть, хотя бы не прибавлять плетей и не утяжелять гвоздей на Распятие Господне. Чтобы не было отчаянно стыдно и больно за звучащее сейчас из наших уст, радостное «Осанна!», и,  хоть мало потрудившись в последний час, все же вошли бы мы в Пасхальную радость Господа нашего Иисуса Христа.

Просмотров: 1 244